Архив

Posts Tagged ‘теория перевода’

Единицы перевода как единицы переводимости

Июль 16, 2010 1 комментарий

Выявление и обоснование «единиц перевода» — излюбленная тема теоретиков перевода, без рассмотрения которой не обходится ни одна книга по теории перевода.

Отдельный раздел «Единица перевода» имеется в издании:
«В.В.Сдобников, О.В.Петрова. Теория Перевода (учебник для студентов лингвистических вузов и факультетов иностранных языков. М., АСТ, Восток-Запад: Владимир: ВКТ: 2008 — 448 с.)

Здесь дан краткий обзор существующих концепций и определений «единицы перевода» (Л.С.Бархударов. В.Н.Комиссаров, А.Д.Швейцер, Л.А.Черняховская).

«В синхронном переводе таким минимальным отрезком переводимого текста чаще всего является смысловая группа. Но и в этом случае предложение может оказаться единицей перевода.»

Далее авторы делают такие выводы, постепенно подводя к ним читателя:

«Рассмотрение теста во всей совокупности его содержательных и формальных признаков в качестве единицы перевода вполне соответствует функционально-коммуникативному подходу к переводу

«Выбор переводческой стратегии определяется самими особенностями данного акта межъязыковой коммуникации, особенностями переводимого текста, что лишний раз подтверждает утверждение о том, что единицей перевода в конечном счете является текст

===

Хотелось бы высказать несколько комментариев с точки зрения переводчика-практика.

Вспоминаю, как зародилась «лингвистика текста» как новомодное веяние на рубеже 60-х-70-х годов, в один момент заполонив все.  Сам я в 1969 году как раз поступил в Московский Инъяз на переводческий факультет. Но даже тогда, как у студента, лингвистика текста невольно вызывала у меня неприятие, казалась несколько надуманной. С чего это вдруг рассматривать и анализировать не отдельное конкретное предложение или фразу, а, скажем,  непременно весь роман «Война и мир» целиком?

Сегодня, уже с высоты 40-летнего опыта профессионального переводчика, позволю себе высказать мнение, что лингвистика текста это все же ближе к текстологии, литературоведению, стилистике. В этом смысле методы и принципы лингвистики текста, возможно, актуальны для художественных и литературных переводов, но в меньшей степени для перевода в целом как прикладного вида профессиональной языковой деятельности.

Стремление найти какую-то одну «единицу перевода» на все случаи жизни заранее обречено на провал.  Как при переводе разных текстов, так и в рамках перевода одного текста единицы перевода могут варьироваться.

Что-то можно перевести даже на уровне отдельных слов или словосочетаний, используя чисто подстановочный метод и существующие устойчивые или регулярные межъязыковые соответствия (лексические, терминологические, идиоматические).

Где-то понадобится искать эквивалент в языке перевода для части предложения или предложения целиком. Причем, что характерно, это не обязательно будут лексические трудности перевода. Словарный вариант, даже если он имеется, часто не вписывается чисто синтаксически в канву предложения на языке перевода.

Причем прямой (буквальный или дословный) перевод с сохранением лексического наполнения и структуры исходного текста в большинстве случаев все равно невозможен, иначе это будет просто подстрочник. В этом смысле,  вроде бы вообще бессмысленно говорить о единице перевода: ведь, по сути, переводчик, отталкиваясь от того, что написано в оригинале, должен сотворить новый текст на языке перевода.

Но творит он этот новый текст все-таки в жесткой привязке к конкретным  фразам и предложениям. Это только при очень вольном поэтическом переводе поэт-переводчик может прочесть стихотворение на чужом языке, отложить оригинал в сторону и написать свое стихотворение на ту же тему.  Но переводом в строгом понимании оно тоже не будет.

В отличие от тех вольностей, которые иногда допустимы в поэтическом переводе, даже литературный переводчик не может прочесть книгу иностранного автора, впитать ее целиком и дальше, уже не заглядывая в оригинал, сотворить свой перевод.

Единицей перевода как составной частью рабочего процесса переводчика может выступать только обозримый отрезок текста, каковым текст или книга целиком не являются.

В этом смысле наиболее универсальной единицей перевода все-таки является предложение или законченная фраза. Именно на уровне такого отрезка, выражающего законченную мысль, происходит в ходе перевода или создания любого другого текста тонкая настройка. Выходить на заоблачный уровень текста в целом в 90% случаев нет никакой необходимости.

Когда же предлагают в качестве единицы перевода рассматривать текст целиком, то возникает ряд вопросов.

Во-первых, что можно или следует считать текстом применительно к переводу? Когда Вам дали в перевод коммерческий договор объемом 5-10 страниц, здесь все понятно. А если Вы получили в перевод отдельный раздел проектной документации, общий объем которой многие сотни страниц (несколько томов), что здесь прикажете считать текстом?

Один из главных аргументов, который приводят те, кто предлагает считать единицей перевода исключительно текст целиком, это то, что, не зная всего текста, можно неправильно перевести какие-то отдельные нюансы.

Но, как известно, для адекватного и качественного перевода любого текста (будь то технический или художественный) сегодня от переводчика в идеале требуется намного больше, чем просто внимательно прочесть от начала и до конца переводимый текст.

Если говорить о техническом или деловом переводе, то для обеспечения переводимости и адекватности, крайне желательно, чтобы переводчик сходил на сайт фирмы, познакомился с другими текстами по данной тематике.

Если речь идет о художественном переводе, то желательно, чтобы переводчик предварительно познакомился с биографией автора, с другими его книгами и с произведениями родственных авторов. А вдруг в переводимом тексте окажутся  скрытые цитаты и аллюзии, которые переводчик, отталкивающийся только от текста оригинала, может не заметить или не понять?

Особый случай — синхронный перевод. Здесь отдельно взятый переводчик крайне редко (только, если у него была возможность ознакомиться с текстами выступлений заранее) знает содержание переводимого текста целиком.  Синхронисты подменяют друг друга каждые 15-20 минут. И соответственно всякий раз переводит лишь какой-то выхваченный из середины кусок текста.

Поэтому при синхроне единицей перевода выступает, действительно, смысловая группа или вообще все, что удается «схватить» и перевести.

Интересно было бы узнать и рассмотреть, что является «единицей перевода» во всевозможных системах машинного перевода.

Реклама