Архив

Posts Tagged ‘синхронный перевод’

Единицы перевода как единицы переводимости

Июль 16, 2010 1 комментарий

Выявление и обоснование «единиц перевода» — излюбленная тема теоретиков перевода, без рассмотрения которой не обходится ни одна книга по теории перевода.

Отдельный раздел «Единица перевода» имеется в издании:
«В.В.Сдобников, О.В.Петрова. Теория Перевода (учебник для студентов лингвистических вузов и факультетов иностранных языков. М., АСТ, Восток-Запад: Владимир: ВКТ: 2008 — 448 с.)

Здесь дан краткий обзор существующих концепций и определений «единицы перевода» (Л.С.Бархударов. В.Н.Комиссаров, А.Д.Швейцер, Л.А.Черняховская).

«В синхронном переводе таким минимальным отрезком переводимого текста чаще всего является смысловая группа. Но и в этом случае предложение может оказаться единицей перевода.»

Далее авторы делают такие выводы, постепенно подводя к ним читателя:

«Рассмотрение теста во всей совокупности его содержательных и формальных признаков в качестве единицы перевода вполне соответствует функционально-коммуникативному подходу к переводу

«Выбор переводческой стратегии определяется самими особенностями данного акта межъязыковой коммуникации, особенностями переводимого текста, что лишний раз подтверждает утверждение о том, что единицей перевода в конечном счете является текст

===

Хотелось бы высказать несколько комментариев с точки зрения переводчика-практика.

Вспоминаю, как зародилась «лингвистика текста» как новомодное веяние на рубеже 60-х-70-х годов, в один момент заполонив все.  Сам я в 1969 году как раз поступил в Московский Инъяз на переводческий факультет. Но даже тогда, как у студента, лингвистика текста невольно вызывала у меня неприятие, казалась несколько надуманной. С чего это вдруг рассматривать и анализировать не отдельное конкретное предложение или фразу, а, скажем,  непременно весь роман «Война и мир» целиком?

Сегодня, уже с высоты 40-летнего опыта профессионального переводчика, позволю себе высказать мнение, что лингвистика текста это все же ближе к текстологии, литературоведению, стилистике. В этом смысле методы и принципы лингвистики текста, возможно, актуальны для художественных и литературных переводов, но в меньшей степени для перевода в целом как прикладного вида профессиональной языковой деятельности.

Стремление найти какую-то одну «единицу перевода» на все случаи жизни заранее обречено на провал.  Как при переводе разных текстов, так и в рамках перевода одного текста единицы перевода могут варьироваться.

Что-то можно перевести даже на уровне отдельных слов или словосочетаний, используя чисто подстановочный метод и существующие устойчивые или регулярные межъязыковые соответствия (лексические, терминологические, идиоматические).

Где-то понадобится искать эквивалент в языке перевода для части предложения или предложения целиком. Причем, что характерно, это не обязательно будут лексические трудности перевода. Словарный вариант, даже если он имеется, часто не вписывается чисто синтаксически в канву предложения на языке перевода.

Причем прямой (буквальный или дословный) перевод с сохранением лексического наполнения и структуры исходного текста в большинстве случаев все равно невозможен, иначе это будет просто подстрочник. В этом смысле,  вроде бы вообще бессмысленно говорить о единице перевода: ведь, по сути, переводчик, отталкиваясь от того, что написано в оригинале, должен сотворить новый текст на языке перевода.

Но творит он этот новый текст все-таки в жесткой привязке к конкретным  фразам и предложениям. Это только при очень вольном поэтическом переводе поэт-переводчик может прочесть стихотворение на чужом языке, отложить оригинал в сторону и написать свое стихотворение на ту же тему.  Но переводом в строгом понимании оно тоже не будет.

В отличие от тех вольностей, которые иногда допустимы в поэтическом переводе, даже литературный переводчик не может прочесть книгу иностранного автора, впитать ее целиком и дальше, уже не заглядывая в оригинал, сотворить свой перевод.

Единицей перевода как составной частью рабочего процесса переводчика может выступать только обозримый отрезок текста, каковым текст или книга целиком не являются.

В этом смысле наиболее универсальной единицей перевода все-таки является предложение или законченная фраза. Именно на уровне такого отрезка, выражающего законченную мысль, происходит в ходе перевода или создания любого другого текста тонкая настройка. Выходить на заоблачный уровень текста в целом в 90% случаев нет никакой необходимости.

Когда же предлагают в качестве единицы перевода рассматривать текст целиком, то возникает ряд вопросов.

Во-первых, что можно или следует считать текстом применительно к переводу? Когда Вам дали в перевод коммерческий договор объемом 5-10 страниц, здесь все понятно. А если Вы получили в перевод отдельный раздел проектной документации, общий объем которой многие сотни страниц (несколько томов), что здесь прикажете считать текстом?

Один из главных аргументов, который приводят те, кто предлагает считать единицей перевода исключительно текст целиком, это то, что, не зная всего текста, можно неправильно перевести какие-то отдельные нюансы.

Но, как известно, для адекватного и качественного перевода любого текста (будь то технический или художественный) сегодня от переводчика в идеале требуется намного больше, чем просто внимательно прочесть от начала и до конца переводимый текст.

Если говорить о техническом или деловом переводе, то для обеспечения переводимости и адекватности, крайне желательно, чтобы переводчик сходил на сайт фирмы, познакомился с другими текстами по данной тематике.

Если речь идет о художественном переводе, то желательно, чтобы переводчик предварительно познакомился с биографией автора, с другими его книгами и с произведениями родственных авторов. А вдруг в переводимом тексте окажутся  скрытые цитаты и аллюзии, которые переводчик, отталкивающийся только от текста оригинала, может не заметить или не понять?

Особый случай — синхронный перевод. Здесь отдельно взятый переводчик крайне редко (только, если у него была возможность ознакомиться с текстами выступлений заранее) знает содержание переводимого текста целиком.  Синхронисты подменяют друг друга каждые 15-20 минут. И соответственно всякий раз переводит лишь какой-то выхваченный из середины кусок текста.

Поэтому при синхроне единицей перевода выступает, действительно, смысловая группа или вообще все, что удается «схватить» и перевести.

Интересно было бы узнать и рассмотреть, что является «единицей перевода» во всевозможных системах машинного перевода.

Реклама

Как и зачем готовиться к синхронному переводу ?

Синхронный перевод это всегда некая сверхзадача, с которой одни переводчики могут справиться, а другие нет, сколько бы они не старались.  А раз сверхзадача, то, значит, во многих случаях приходится «прыгать выше собственной тени».

Один и тот же переводчик тоже может один раз отпереводить более удачно, а в другой раз — ниже своих возможностей.  Но лучше, если это будет заметно только ему одному.

Подобно тому, как профессиональные спортсмены не могут на всех соревнованиях демонстрировать одинаково высокие результаты, у переводчиков тоже бывают пики формы и провалы.

***

Для начала уточним вроде бы очевидное: А зачем готовиться к синхронному переводу?

Готовиться к синхронному переводу  нужно, чтобы в отдельно взятом случае:

— успешнее справиться с этим экстремальным видом перевода,

—  чувствовать себя комфортнее во время перевода и легче справляться со встречающимися трудностями перевода,

— меньше тратить сил и нервов в процессе самого перевода,

— освоить хотя бы поверхностно новую для себя тематику, которую прежде не приходилось переводить,

произвести лучшее впечатление на заказчиков и потребителей перевода, чтобы тебя пригласили в следующий раз на похожее мероприятие,

подтвердить свою профессиональную пригодность как синхронного переводчика в глазах заказчиков и коллег,

— получить чувство удовлетворения от собственного перевода.

Но все дело в том, что успешность и качество синхронного перевода в отдельно взятом случае зависит не только от того, насколько интенсивно переводчик готовился к данному конкретному мероприятию.

Качество перевода, выдаваемое переводчиком-синхронистом, помимо подготовки, зависит от множества других факторов:

— от общего уровня его переводческой квалификации и квалификации как синхрониста, включая прежний опыт, количество часов, которые он «налетал» и т.д.

— от того, в какой языковой, переводческой и физической форме находится переводчик, успел ли он восстановиться от предыдущих переводов, хорошо ли он выспался и т.д.

— от того, насколько благоприятны технические и общие условия выполнения перевода (хороший звук в наушниках,  все ораторы говорят в микрофон, отсутствуют отвлекающие и мешающие факторы)

— от качества переводимой речи ораторов (выступающие говорят фонетически четко, разбивают свои фразы на цельные смысловые отрезки, делая между ними минипаузы, чтобы переводчик успел не только услышать и понять, но и перевести, прежде чем на него обрушится следующий вал)

— от наличия у переводчика перед глазами текста выступления (оригинал плюс перевод или хотя бы одно из двух) и от того, была ли у переводчика возможность ознакомиться с ними заранее, чтобы уточнить непонятные и сложные места

— от того, насколько у переводчика есть возможность и условия, чтобы хотя бы частично восстанавливаться в промежутках между теми 20-минутками, которые он сидит в синхронной кабине, а также во время кофейных пауз и обеденного перерыва (в идеале переводчиков-синхронистов до полного завершения синхронной части мероприятия не должны отвлекать ни на какие интервью или помощь участникам в двустороннем общении ).

На большинство перечисленных факторов переводчику практически невозможно повлиять. Все, что он может,  это попросить оратора говорить в микрофон, хотя это еще не гарантирует идеального звука в наушниках (ведь далеко не все умеют правильно пользоваться микрофонами). И еще переводчик может наотрез отказываться от каких-либо побочных переводов в перерывах; причем последнее может быть чревато для него всяческими неприятностями. Поэтому лучше такие вещи оговаривать с заказчиками заранее, чтобы они предусмотрели линейного переводчика «на подхвате» или отложили все кулуарные переводы и интервью до окончания основного мероприятия.

Ни в коем случае не агитирую за то, чтобы вообще не готовиться к синхрону. Но в синхронном переводе, как в любом виде деятельности, важен конечный результат, а не благие намерения.  В этом смысле трудно однозначно сказать, что лучше: получив тексты докладов только накануне (а часто так и бывает!)  готовиться до изнеможения и придти на синхрон невыспавшимся и заторможенным или, наоборот, хорошо отдохнуть,  а на переводе «выехать» за счет общей  квалификации и прежнего опыта.

Профессионализм синхронного переводчика состоит в том, чтобы, независимо от того, была ли у него возможность подготовиться и насколько благоприятны внешние условия выполнения перевода, он должен все это отбросить  и полностью сконцентрироваться на самом процессе перевода.

Ну а что подготовка?  Подготовка – это лишь некая подпорка для собственного успокоения. Ведь чтобы по-настоящему подготовиться к синхронному переводу, нужно потратить, как минимум, несколько дней упорного труда. А это обычно нереально и экономически невыгодно.  Ведь тогда синхронный перевод  по затраченным часам сразу же превращается из самого высокооплачиваемого в самый низкооплачиваемый и невыгодный вид переводческой деятельности.

И все же: как готовиться к синхрону?

  1. Уточнить с заказчиком все организационные моменты:
  • в каком помещении будет проходить мероприятие и сколько будет участников с российской и, главное, с зарубежной стороны
  • будет ли синхронная кабина или шептало
  • будет ли переводчикам виден из кабины экран со слайдами (идеальный вариант – монитор прямо в кабине) ,
  • будут ли у переводчиков распечатанные тексты докладов или имеющиеся нужно распечатать самим
  1. Запросить у заказчика программу и список участников (желательно на двух языках).
  2. Постараться получить у заказчиков хотя бы основные тексты выступлений или, в крайнем случае,  выяснить их тематику
  3. Просмотреть в ознакомительном режиме имеющиеся тексты докладов, уточнив для себя правильный перевод ключевых (наиболее часто встречающихся) терминов или отдельных мест в тексте, особенно сложных для перевода
  4. Если будет время, посмотреть в Интернете тексты схожей тематики на обоих языках, зайти на сайты фирм-участниц
  5. Взять с собой бумажные словари по тематике перевода, особенно если речь идет о какой-то узкой области
  6. Взять с собой ноутбук с текстами выступлений в электронном виде (воспользоваться этим реально бывает трудно).

Сам я стараюсь перед каждым важным или особо сложным переводом составлять для себя тематический словарик терминов по конкретной отрасли или просто по тем словам и фразам, которые встретились в полученных материалах, независимо от их принадлежности к той или иной отрасли.

Если тематика повторяется, то к очередному мероприятию я просто просматриваю и актуализирую двуязычный глоссарий, составленный в предыдущий раз.

Особенности работы переводчика в современных условиях

Работа профессионального переводчика сегодня заметно отличается от того, какой она была 10-20-30 лет назад.

Интенсивность перевода (как письменного, так и устного)  возросла  во много раз.

Количество тематик, которые приходится переводить активно практикующему переводчику, постоянно увеличивается. Узкая специализация бесспорно повышает качество переводов, но она резко ограничивает возможности получения переводческих заказов в условиях конкурентного рынка переводов.

Сложнейшие темы (такие как медицина, станкостроение, полиграфия, сельское хозяйство, металлургия)  сегодня обсуждаются на двусторонних и многосторонних конференциях и семинарах через синхронный перевод. А так как регламент времени, как правило, очень жесткий, а желающих выступить много, проходят такие мероприятия нередко в режиме скороговорки.

О том, насколько страдает от этого качество перевода, и какие космические нагрузки приходится выдерживать переводчикам, сидящим в синхронной кабине, мало кто задумывается.

Сегодня на конференциях с синхронным переводом, ведущие и выступающие все реже спрашивают, готовы ли переводчики и успевают ли они за темпом речи оратора.

Вместо того чтобы заранее подсказать переводчику перевод какого-то редкого термина, встречающегося в его выступлении, выступающий говорит на зал: «Посмотрим, правильно ли перевел это слово переводчик!». Но ведь переводчик не может знать все во всех отраслях и до мельчайших деталей. Это невозможно даже на родном языке, тем более, сразу на двух языках, один из которых для него неродной.

Современный устный перевод, как синхронный, так и последовательный (или пофразовый) в 80% случаев протекает в субоптимальных и непредсказуемых условиях. На многие факторы, от которых напрямую зависит качество перевода (а значит, и успех проводимого мероприятия), переводчик при всем желании не может повлиять.

Современный перевод это ситуация, когда заказчик перевода и тот, кого приходится непосредственно переводить, прилагают максимум усилий, чтобы усложнить задачу переводчика. О получении заранее материалов для подготовки и о нормальном размеренном темпе речи выступающих приходится только мечтать.

По крайней мере, устный перевод все больше становится неким экстремальным видом спорта для людей с крепкими нервами, не страдающих перфекционизмом.

Поэтому не нужно завидовать синхронным переводчикам и считать их высокие гонорары. Синхронный перевод подойдет далеко не каждому, кто выучил иностранный язык и время от времени что-то переводит.  Синхронный перевод – да, собственно, и любой высокопрофессиональный перевод – «не читки требует с актера, а полной гибели всерьез.»